Она познала счастье материнства и теперь уверена: нельзя останавливаться ни перед какими преградами. Верховая езда, стрельбы, спортивные мероприятия, воспитание сына – это далеко не полный список того, что наполняет жизнь гомельчанки Алёны Гербаносенко разноцветными красками.

Индия в судьбе

Алёна жила обычной жизнью. Девушка закончила железнодорожный колледж, работала экономистом. В это же время поступила на заочное обучение в университет имени Франциска Скорины. А потом решила отправиться в отпуск. Тогда она не представляла, что это разделит жизнь на две части. Алене было 22 года. Вместе с подругой они поехали отдыхать в Индию. В один из дней девушка оперлась на перила и упала с балкона. Какие-то два метра стали для нее решающими.

«Ездила отдыхать по путевке и дополнительно себя страховала в одной из белорусских компаний, – вспоминает переломный момент наша героиня. – Поэтому операцию, перелет – все это мне оплатили. Так мы долетели до Дели с англоговорящим врачом. Оттуда уже летели с русскоговорящим врачом, в Москве встретил реанимобиль, и наши врачи забрали меня в , где уже сделали вторую операцию. Спустя месяцы вернулась домой, в Гомель. Понятно, что была. Год было тяжело. А потом начала знакомиться с ребятами-колясочниками».

«Сломалась»

Именно так Алёна называет свою травму в кругу знакомых и друзей. Сейчас она спокойно рассказывает об этом периоде, но тогда, в первое время после травмы, девушка не представляла, как пойдет ее жизнь. Она никогда не видела, а скорее всего, просто не обращала внимания на людей в инвалидных колясках. Для нее стало неким открытием, что этот мир вообще существует. Простые действия вызывали страх. Например, а как домой попасть? Пандусов-то тогда не было. Но эта проблема оказалась решаема за счет спонсорских средств.

«Кстати, по поводу безбарьерной среды в Гомеле. До травмы ведь на многое не обращаешь внимания. А сейчас могу сказать, что мне повезло. Я живу в новом районе, где очень доступная среда. Не вызывает проблем выйти в магазин, прогуляться. Бордюры заниженные, дороги без ям. Но отмечу, что и в целом, по городу безбарьерное направление продвигают», – сказала она.

«С вашим заболеванием рожать нельзя!»

Каких-то лет пять назад мысль о том, что девушка в инвалидном кресле может забеременеть и родить – вызывала недоумение. Но уже сегодня лично я знаю много женщин-колясочниц, которые воспитывают здоровых малышей. Как призналась Алёна, ее период беременности тоже был наполнен некими барьерами со стороны медицинского персонала.

«Я знала, что женщины-колясочницы рожали и, в принципе, это не было из разряда фантастики. Но когда я пришла в Гомельскую женскую консультацию, чтобы стать на учет, у врачей были глаза по пять копеек. Они мне и говорят: как так, у вас ведь такое заболевание! Но какое такое? У меня позвоночника. Все остальное здорово. Конечно, напрямую никто не говорил, что лучше отказаться от родов. Но это было очевидно. Тогда я предложила принести огромное количество публикаций, в которых рассказывалось о женщинах с нарушениями опорно-двигательного аппарата, ставших мамами. Спустя время врачи смирились и начали вести . До этого, правда, созывали . Что со мной делать? Как я буду рожать?» – говорит собеседница.

Как вспоминает Алена, беременность у нее проходила легко. Она еще и на турслет успела съездить на 7-ом месяце. «Последний месяц только возникли неудобства, – признается она.

– Пересаживаться было сложно, преодолевать какие-то бордюры. Ведь когда на них заезжаешь, то немного вперед наклоняешься, а живот-то уже большой».
Кстати, героине предоставили выбор места, где она могла бы родить. В Гомеле или в Минске? Полежав на сохранении, ответ стал очевиден: рожать женщина захотела в .

«В Гомеле мне было очень неудобно. Я даже домой уезжала, чтобы помыться, так как на коляске вообще не заехать в душ, – сказала Алена. – За три дня до родов я села за руль автомобиля и поехала в Минск. Многие, как узнают об этом, удивляются. Приехала. Назначили кесарево сечение на 1 ноября. Пришел реаниматолог. Мне в Гомеле прогнозировали общий наркоз, но в столице с врачом сошлись на спинальном… И вот малыш родился. Все прошло хорошо, без каких-либо осложнений. Конечно, после операции было тяжело. Когда пересаживалась из коляски – напрягались мышцы пресса и очень болел шов. Да, можно было попросить о помощи, но я ведь хотела быть самостоятельной! Сделали операцию, а на следующее утро меня перевели в палату, где я уже сама пересаживалась. Ох, помню, что в первый раз это заняло около десяти минут. Но все это мелочи по сравнению с тем счастьем, которое я обрела. Мой сыночек. Мой Артемий».

Счастье материнства

Сегодня Артемию 7 месяцев. Молодая мама не скрывает: первые два месяца после родов можно назвать тестом на выносливость. Малыш плакал. Усталость была неимоверная. А потом все стало на свои места.

«Так как первые прогулки ребенка выпали на зиму, то гулять с ним выходила бабушка, моя мама. Понятно ведь, что в снег, да еще с коляской, я бы далеко не продвинулась. А вот в марте-апреле уже сама начала выходить с сыном на прогулки. Если везло, то коляску помогали выносить из подъезда. Когда Артемий научился садиться – стало еще проще. Я усаживаю его к себе на колени, пристегиваю, и мы так вместе гуляем. Кстати, уже с малышом практикуем путешествия на машине, к друзьям в гости приезжаем», – отмечает она.

Говоря о том, что можно пожелать женщинам с инвалидностью, которые планируют стать мамами. «Врачи уже знают нас. Не мы первые и не мы последние. Жизнь продолжается!» – Алена, улыбаясь, подчеркивает: главное – не нужно бояться.

Виктория АПАНАСЁНОК
Фото из архива
Алёны Гербаносенко

Источник http://wmeste.by/?p=32884